Дмитрий Воронков (zabinok) wrote,
Дмитрий Воронков
zabinok

По следам минздрава. Школьные передряги

«Знаете, какая основная мысль после нашего диалога? Хорошо, что мои дети уже закончили школу», «Мы надеемся на вашу житейскую мудрость», «Главное, чтобы не было шашки, как в минздраве…» Такие реплики бросали председатели комитетов Законодательного собрания края после встречи с министром образования Анатолием Чумилиным, который вместе со своим замом Натальей Шибановой озвучил путь развития краевого образования.

Среди бюрократически невыносимо накрученных фраз в докладе Натальи Шибановой чётко прослеживалась одна мысль — грядут изменения. Причём характер новшеств уж больно напоминает то, что сейчас переживает краевая медицина. Надоевшие всем слова «оптимизация», «реорганизация», «реструктуризация», «сокращение», «поиск внутренних резервов» и прочее скопились в чёрную тучу, чтобы по команде градом вылиться на краевое образование.

Чумилин, предвещая доклад своего замминистра, сказал, что все изменения будут исходить из принципа «не навреди». И тут же: «Мы провели анализ, увидели абсолютно неэффективное использование бюджетных средств. Без потрясений мы должны сделать образование качественным и эффективным».

Доклад Шибановой был традиционным, чиновничьим: «Ряд документов задают векторы развития образования. Это определяет границы образования на краевом уровне. Целевые ориентиры. Бренды образования — доступность, качество, эффективность. Мы определили стратегические векторы в реализации этой цели. Основной — обеспечение права на доступное качественное образование; обеспечение качественного кадрового ресурса для всех сфер жизни общества в соответствии с динамикой социального развития».

Плюс дежурные фразы — формирование точек роста в системе образования Забайкальского края; развитие инновационных площадок, чтобы позиционировать свой край на российском и международном уровнях; векторы развития; социальный эффект и самое частое — «дорожная карта».

Интересно стало на 18-й минуте, когда заместитель министра образования Забайкальского края от общих расплывчатых фраз перешла к конкретике и заявила, что ряд малокомплектных школ будут ликвидированы во время оптимизации сети образовательных учреждений.

«У нас 370 сельских школ, большинство из них не эффективны в силу месторасположения, кадрового потенциала и отсутствия возможности его обновлять. Эту проблему надо решать. Ряд учреждений придётся ликвидировать. Это касается в большинстве своём малокомплектных школ. Мы планируем подготовить рекомендации для муниципальных органов образования, чтобы обеспечить некризисный выход из таких ситуаций. На первом месте — интересы детей», — сказала Шибанова.

Помимо ликвидации, реорганизации неэффективных школ, планируется и сокращение неэффективных расходов в образовании.

Замминистра сообщила, сейчас в крае сложилась такая ситуация, что за счёт образования живут все остальные. То есть в школах 40% непосредственно учителей, а остальные — 60% — административно-хозяйственная часть. Это, по словам Шибановой, в корне неправильно. К тому же к 2018 году, согласно очередной дорожной карте, эти показатели должны поменяться местами: 60% — учителей, 40% — всех остальных.

«Кроме того, к 2018 году все работники образования должны иметь зарплату среднюю по региону», — закончила свой доклад Шибанова.

Время вопросов

Депутат Николай Мерзликин спросил, наблюдается ли рост в финансировании образования? Замминистра честно сказала, что, когда составляли программу, хотели пойти в прорыв и составить программу развития, но споткнулись о финансово-экономическое обоснование, поэтому бюджет у образования дефицитный, перспективы роста — туманные.

А дальше министр образования Чумилин разоткровенничался. Сказал, что не так давно посетил Красный Чикой, а там катастрофа. В колледже, где должно учиться 600 человек, числятся 247 студентов, на каждого из которых приходится 300 квадратных метров площади, а ещё штат работников для тех 600. Завышенный.

«Школа рядом ютится, нет даже спортивного зала. Мы решили эти учреждения объединить, сводим под одну крышу. Сэкономим на объектах отопления, преподавателях, сделаем всё более эффективно. Таких примеров много. Задача в том, что бюджет края не увеличишь никакими дотациями, а за счёт внутренних резервов мы можем улучшить результаты», — уточнил министр.

Чумилин ещё, как будто оправдываясь, сказал: «Я не так давно в министерстве, но я заметил, что работаю в узком коридоре, ограниченном законодательством, которое не всегда отвечает требованиям, что можно что-то сделать. Шаг вправо, шаг влево сопровождается прокуратурой».

Он приводил не очень внятные примеры с английскими колледжами, где 100 специальностей, сказал, что зарплаты учителям повысили, а качество образования осталось на прежнем уровне. Вслух удивлялся очевидному, что молодые учителя уезжают из сёл, потому что им негде жить.

Заключение одно — мы будем искать внутренние резервы.

Вопрос от единоросса Сергея Михайлова был резковатым, но по делу: «Рассматривает ли минобр программу «Устойчивое развитие сельских территорий» как источник строительства жилья для молодых специалистов на селе».

Михайлов предложил министерству образования обратиться в минсельхоз с этим предложением, поделить часть финансовой нагрузки и, по словам депутата, остаться в прибыли: «Вы дадите 5 миллионов, а в итоге получите 15. Построите жильё для учителей».

Чумилина и его команду предложение Михайлова как будто не вдохновило, после минутного отнекивания министр сказал, что попробует переговорить с Якимовым (Виктор Якимов — министр сельского хозяйства Забайкальского края — ред. ).

Приказано умереть

В целом, все депутаты хотели прояснить ситуацию, каким школам суждено жить, а каким погибнуть. Что это за зверь такой — неэффективность образовательных учреждений?

Оказалось, что половина успеха школы зависит от ЕГЭ, если школа показывает стабильно низкий результат экзамена, она попадает в «чёрный список».

«Есть школы, где 8 учащихся и на них 24 педагога плюс вспомогательный персонал. Так не может быть. У нас по дорожной карте указание минобра: к 2018 году мы должны прийти к такому соотношению — на 1 педагога 12 учащихся. Мы должны показать такой процент. Если у нас будут школы, в которых на одного педагога 0,1 ребёнка, — мы никогда не придём к таким результатам», — сказала Шибанова.

Добиться этого показателя — 12 учеников на одного педагога — можно только закрытием малокомплектных школ. Учеников из далёких деревень либо учить онлайн, либо отправлять в интернаты. Причём, замминистра считает эти способы вполне удачными.

«Решение проблемы — скоростной интернет. Мы подготовим педагогов, которые работают в дистанционном режиме. Понятно, что хотелось бы, чтобы ребёнок воспитывался в семье, но когда мы видим, что на выходе ребёнок не имеет успешной социализации, не имеет возможности для нормальной жизни и развития, задача родителя — выбрать», — сказала Шибанова.

Выбор непростой. Учить своего ребёнка по интернету, которого в далёких сёлах нет и не предвидится, или отправить в интернат, лишив его родительской заботы и тепла.

Благо, депутат Элина Акулова смогла вовремя возразить: «Да, можно решить всё через интернет, но проблему интернета никто не решает. То же самое в здравоохранении. Лазуткин говорит, есть же возможность онлайн-консультаций, а я сижу и улыбаюсь: поедем со мной в дальние сёла, проведи онлайн-консультацию. За каждыми из пяти детей в этих 11 классах стоят родители. Я как родитель подумаю: отдать мне ребёнка в интернат или уехать в Читу, бросить всё это сельское хозяйство».

Любой здравомыслящий родитель, конечно же, уедет. Вот оно противоречие жизни. Минсельхоз разрабатывает программы поддержки и развития сёл, министерство образования планирует закрывать в деревнях самое основное — школы.

Может быть, не совсем корректно сравнивать действия двух социально важных министерств — здравоохранения и образования. В первом, действительно, уже проскакал рыцарь на коне и мечом поотсекал головы слабакам, во втором — всё только начинается. В целом, заседание не то, чтобы напугало — больше насторожило. Да, было сказано много о том, что у минобра есть понимание, что за каждой закрытой школой стоят судьбы детей и учителей. Но и не меньше было сказано о неэффективности, неправильном распределении кадров и финансов.

Как и на минздрав, на минобр разнарядки о том, сколько где и чего должно быть, даёт Москва. И на совещании чувствовалось, что оспаривать всё это невозможное для нашего края — 12 учеников на одного учителя — никто не собирается. Приказано — сделано. А вот каким путём… Впрочем, первого революционного министра Михаила Лазуткина полностью поддерживает губернатор Ильковский. Он, кстати, три раза просил Чумилина возглавить министерство образования. Может быть, видел в нём того, кто пройдётся с косой по образованию.
Татьяна Пояркина
15 апреля 2014
Tags: Забайкальский край
Subscribe

  • Совы побеждают жаворонков

    Иначе я не могу объяснить ту фантасмагорию, которая происходит с переводом стрелок часов в Забайкальском крае. Осенью прошлого года в крае перевели…

  • Как украсть 20 миллионов

    Двое воришек (работник банка и его подельник) в марте 2015г. сумели обмануть банк в Чите на 20 миллионов рублей. Этому помогла цепочка удачных…

  • Два миллиона за жизнь ребенка

    В марте я писал о чудовищной трагедии - в Чите собаки растерзали заживо девятилетнего мальчика. В халатности, которая привела к его гибели, обвиняют…

promo zabinok february 25, 2012 15:41 55
Buy for 20 tokens
Сколько в нашей стране брошенных гарнизонов,никто никогда и не считал,и уж тем более ни кто не задумывался о судьбах людей ,которые остались жить в этих местах. Мне кажется,что эта проблема остается не тронутой в большинстве случаев, власти забывают о этих местах и людях,которые там существуют.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments