Дмитрий Воронков (zabinok) wrote,
Дмитрий Воронков
zabinok

Большая Тура. Война с самими собой

Около 20 взрывов, десять погибших, сотни эвакуированных, на место ЧП стянуты сотни сапёров и спасателей, в затянутом дымом небе кружат вертолёты и самолёты, здесь же замминистра обороны страны и губернатор региона. Если сегодняшнюю обстановку в посёлке Большая Тура Забайкальского края обрисовать лишь этими тезисами, кажется, что речь идёт о начале боевых действий, а не о последствиях «контролируемой» ситуации с лесными пожарами.

Не эвакуированные, а беженцы
По дороге к месту ЧП мы заехали в Дарасун, куда эвакуировали людей. К моменту приезда – 17.30 30 апреля – здесь было довольно спокойно. Ночные взрывы, которых так испугалась местная глава, к счастью, не отразились на посёлке. У первого места эвакуации – школы №3 – нас встретили несколько мужчин. Один согласился поговорить.

«Я шёл с ведром по ограде, когда рвануло в первый раз. Подкосились ноги, и я упал на колени. Вокруг было зарево. Страшно. Всё бросил, схватил документы, даже дверь не закрыл и выскочил на улицу. Сам я – военный пенсионер, служил на этом складе и представлял, что ещё может случиться. Меня подобрала машина. Потом уже начали собирать бабушек по речке. Там никакой организации не было, пускай не врут по телевизору. Все ехали на своём транспорте. Позже военные машины и автобусы пошли. Мы ехали в кузове ГАЗ-66, детей и стариков собирали. В Дарасуне вот высадили, я к родственникам ушёл. Кто-то в школе остался. Сейчас вот пришёл узнать, откроют въезд в деревню или нет. По телевизору в 18.00 обещали», — рассказал один из туринцев.


Большое школьное фойе на втором этаже превратилось в место сбора эвакуированных. Телевизор, пара матов и лавочки. К нашему приезду здесь уже практически никого не осталось. Учителя пояснили, что большинство увезли на курорт Дарасун, где лучше условия, а остались пятеро. Мы встретили только двух женщин.

«Нас никто не предупредил. Как взрыв произошёл, давай все разбегаться кто куда. Все бежали по дороге в сторону Дарасуна. Кто мог, подбирал, довозил. Мы добежали до воинской части, откуда на автобусе нас увезли сюда, а детей на скорой в Читу отправили. Их ранило во время взрывов. Сейчас их прооперировали и отпустили. Вот, теперь не знаем, как их возвращать. Они пока у знакомой, но у неё комнатушка маленькая. Просит, чтобы забрали. Теперь думаем, гадаем, как вернуть их», — рассказала одна из женщин.
Из детского сада, расположенного здесь же – у школы, также всех вывезли.


«Первый мальчик к нам поступил в первом часу ночи, потом в течение часа – остальные. Кого-то привезли, кто-то пришёл пешком. Всего поступило 11 человек. Утром одной женщине стало плохо, и её увезли в стационар, а четверых детей забрала бабушка. Сегодня ещё поступили пять человек – мать с четырьмя детьми. Эту семью отправили в «Спасатель», а остальных на курорт», — рассказала заведующая детсадом Татьяна Брюзгина.

«Железное» оцепление
Большая Тура Карымского района находится меньше чем в 10 километрах от Дарасуна. Это небольшое село с населением чуть больше тысячи человек и рядом расположенный военный городок из четырёх пятиэтажек, одной четырёхэтажки и одной трёхэтажки. В 3-5 километрах от посёлка и на таком же расстоянии друг от друга расположены два склада, так называемые база-400 и база-200. На первой хранятся боеприпасы, на второй – ГСМ.
Мы подъехали к посту на кольце перед Большой Турой в начале 7-го часа. Именно здесь был развёрнут штаб с медпалаткой. Два БТРа, больше десяти военных грузовиков, машины ДПС и полиции – проехать мимо них к посёлку по перекрытой дороге было нереально, поэтому вереница машин скапливалась до оцепления.






Несколько местных жителей по телефону рассказали про тропу по берегу Ингоды, которой можно спокойно миновать оцепление. Хотя мы, не увидев особого желания со стороны военных и полиции останавливать нас, спокойно прошли у них под носом – по просёлочной дороге, расположенной в 100-200 метрах от основной, заасфальтированной трассы, которую они стерегли. Позже глава нам расскажет, что около 25% населения именно так вернулись на следующий день после взрыва.
Пока мы пробирались к Большой Туре, авиация активно отбивала базу ГСМ на сопке от пожаров, которые один за другим с разных сторон подбирались к ней. Четыре вертолёта с контейнерами для воды по кругу диаметром, на взгляд, в 7-10 километров кружили над нами. Забор воды на Ингоде, выброс над пожаром – монотонно и не очень успешно. Видимо, ёмкости были не очень велики. Позже самолёт дважды устроил ливень над огнём, и опасность на некоторое время отступила.












Туринский апокалипсис
Посёлок встретил нас пустыми улицами. Часть Туры, где военный городок, выглядела нетронутой, лишь изредка попадались выбитые окна. Так как злополучная база расположена между двумя хребтами, взрывная волна особенно сильно прошлась по селу, находящемуся в нескольких километрах напротив выхода из этой военной ложбины, а гарнизон напротив остался цел, так как стоит недалеко от отбитой базы ГСМ. Единственная пятиэтажка, как её зовут «четырёхсотка», получила особенно сильный удар от взрывной волны, так как её построили ближе других с селом и складом боеприпасов. Отсюда, собственно, и название.



В «четырёхсотке» повылетали окна, треснула одна из стен. Позже слухами по Карымском району разошлась история про сложившуюся пятиэтажку и сотни погибших. Врали — выстояла, пострадали только от осколков стекол.
Если панельный дом оказался непоколебим под ударными волнами, то деревяшки разлетались, как карточные домики. Администрация попалась первой по пути. Пробитый шифер на крыше, выбитые окна. Ей повезло, что стоит сразу за кирпичным магазином, да и не так близко к эпицентру.






Глава Туры к нашему приходу был в заботах, попросил помощи до интервью: «Школа сильно пострадала. Надо вывезти в уцелевшую администрацию, подальше от мародёров, оргтехнику и спортинвентарь».
Добрались до школы. Печальное, даже апокалиптическое зрелище. Выдранные с корнем двери и пластиковые окна, обвалившийся навесной потолок, выбитые стёкла, оторванный с крыши профлист, где-то даже стены обрушились.
















Не меньше досталось пришкольной детсадовской группе на 17 человек, которая больше похожа на целый детсад. Недавно поставленный забор свалило. От свежего ремонта здания остались только разорванные, разломанные стройматериалы. Столовая так и вообще уже не подлежит восстановлению, а если и подлежит, то обойдётся этот ремонт недёшево. Перекрытие крыши не выдержало взрывов и обвалилось прямо на столы.









«В прошлом году сделали ремонт. В 13 миллионов рублей обошёлся. Столько сил, столько нервов…» — сожалеет директор школы Алла Клименко.




Около полутора часов мы совместно с главой посёлка, полицией и сапёрами вытаскивали из развалин компьютеры, принтеры, телевизоры, синтезатор, спортинвентарь. Очень даже не бедная школа для сельской. Кстати, отдам должное правоохранителям и военным. Они действовали чётко и бережно, вынесли всё до самой древней клавиатуры, которая не стоит и 200 рублей. Наверное, оно и правильно: кто знает, когда восстановят школу.



«Верховой пожар – это ужасное зрелище. Огромные горящие ветки разлетаются, как щепки, в разные стороны, а шишки и того хуже – могут пролететь почти километр и не потухнуть. Огонь от Дарасуна сначала пошёл на базу ГСМ. Отстояли её. Он ушёл в сторону базы боеприпасов. Ветер усилился. Там работало, по моим данным, 7-8 пожарных машин. Но верховой пожар было уже не сдержать при таком ветре. Противопожарная полоса вокруг базы-400 в 30 метров по стандартам была достаточной, но на деле верховику ничего не стоило её преодолеть. Там нужно было полосу не меньше 500 метров выкашивать, чтобы он не перекинулся. Огонь шёл к базе. Две пожарных машины так и не смогли вовремя оттуда отогнать, сгорели. Еле трактор спасли. В начале 10-го вечера прогремел первый взрыв», — после эвакуации оргтехники начал говорить глава Большой Туры Юрий Федосеев.
Рассказал он немного и про погибшего командира части Виталия Пан: «Давно здесь служит, но только на днях получил новую должность. Жалко мужика, 1 мая ему исполнилось бы 45 лет».






Побродив по сельской части посёлка, где-то в начале девятого часа вечера мы направились назад к кольцу, где нас ждал коллега на машине. Холодный ветер пронизывал до нитки, ещё и шапок с собой не было. Местные предложили нас довести на грузовичке. На переднем сидении устроились женщина и девочка лет 14 на вид. Её ровесник-брат, мы с фотографом и ещё мужчина запрыгнули в кузов и по той же просёлочной дороге направились к несанкционированному проходу через оцепление.


Вертолёты по-прежнему кружили от Ингоды к пожару и обратно. Пожар, до этого угрожавший базе-200, сильно сдал, но ветер не давал расслабиться никому. На кольце выяснилось, что взрослые едут с родственниками, а дети были отдельно и собирались пешком идти в Дарасун. После недолгих уговоров мы их усадили в машину и довезли до родственников.



Немирное время

Трагедия Большой Туры – это не последствия якобы плохой работы местных пожарных, в ней нет большой вины кого-то из руководства части, а уж, тем более, рядовых сотрудников, якобы не уберёгших боеприпасы от огня, пусть даже следствие кого-то из них обвинит. Здесь всё сложнее, впрочем, как и всегда в таких ЧП. Виновных много.

Краевые власти во главе с председателем комиссии по ЧС Геннадием Чупиным, отстаивая свои деловые интересы, не договорили правительству страны о ситуации с пожарами в регионе, когда это можно было сделать. Затем, когда становилось уже поздно, говорили, но как-то тихо, почти полушёпотом, так, что их не очень-то расслышали. Краевое управление МЧС, вплоть до взрывов готовившееся к параду своей техники в профессиональный праздник, во время того, как в крае и без того действовало десятки пожаров на 43 тысячах гектаров. Минобороны РФ, убравшее основной контингент войск из Большой Туры, оставило взрывоопасные склады на поруки командиру и небольшой группе контрактников и местных вохровцев, даже не позаботившись в пожароопасный период о безопасности частей, окружённых лесом. Всё это вкупе и создало ситуацию, в которой людям в мирное время пришлось испытать на себе все тяготы военных лет. И многих из них власти не смогли защитить не только от пожара, но и от собственных же боеприпасов.
Андрей Затирко
01 мая 2014


Tags: Забайкальский край, Пожары
Subscribe

  • Подводный ядерный взрыв в Южно-Китайском море

    О якобы "подводном ядерном взрыве" произошедшем в Южно-Китайском море информация начала распространяться еще пару дней назад на ресурсах…

  • КНДР испытала водородную бомбу

    Центральное телевидение КНДР сообщило об успешном испытании водородной бомбы. О мощности устройства, а также о других его характеристиках не…

  • Обрушение жилого дома в г.Пермь

    Один из четырех подъездов пятиэтажного жилого дома №103 на улице Куйбышева в г.Пермь обрушился рано утром в субботу. Жертвами обрушения стали супруги…

promo zabinok february 25, 2012 15:41 55
Buy for 20 tokens
Сколько в нашей стране брошенных гарнизонов,никто никогда и не считал,и уж тем более ни кто не задумывался о судьбах людей ,которые остались жить в этих местах. Мне кажется,что эта проблема остается не тронутой в большинстве случаев, власти забывают о этих местах и людях,которые там существуют.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment